воскресенье, 5 февраля 2012 г.

Портрет Виталия Липатова, записанный со слов Дмитрия Комиссарова

К сожалению, портрет остался неоконченным, но опубликую, как есть.

В один из недавних дней на странице Дмитрия Комиссарова, генерального директора ООО «ПингВин Софвер», в Facebook'е появилась запись:

Как быстро слетает флер приличия с конкретного человека, когда он декларируя красивые лозунги о своей беспристрастности начинает участвовать в конкурентной борьбе. Виталию прекрасно известна причина почему мы не можем опубликовать результаты.

Сразу же прилетел вопрос:

— А кто это Липатов?
Далее начинаются комментарии, напомнившие мне чтение биографий героев из фильма «Остров Сокровищ».
  • Мужчина являющийся гендиректором маленькой компании, утверждающий что при этом бизнесом не занимается.
  • Будучи архитектором главного конкурирующего продукта был привлечен единственным экпертом на нашей сдаче.
  • Имеет на руках письмо из министерства прямо запрещающее публикацию материалов и продолжающий вопрошать к нам.
  • Забыл, еще до приемной комиссии он их слил тому же самому конкуренту и начал давать комментарии в прессе, что мы не сдадимся. При этом никаких существенных проблем не нашел.
  • Убеждает нас в том что C и С++ это один язык программирования.
  • Виталий представитель группы товарищей которые хотят сделать все в одном экземпляре - потому что лучше других знают как :)
И последнее обращение автора картины ко мне:
Подлецом являетесь Вы, поскольку точно зная, а потом и имея на руках извещение что Министерство не разрешает публиковать Вы пытаетесь других убедить что это нет никаких оснований не публиковать материалы. Более того я точно знаю что Ваши друзья из Министерства еще до Нового года объяснили это. Но денег то хочется, понятно, надо людям зарплаты платить. Без каких либо признаков уважения.
Даже не знаю, как комментировать. Не в рифму и не в лад. Возможно, «наврано» тут не самое подходящее слово. Может быть, «чёрный пиар»? Зачем меня называть архитектором ALT Linux? Я сначала думал, что это промашка автора статьи в Ведомостях, но нет... Надо же как-то обязательно притянуть меня в принадлежность к конкурентам. Понятно, что никаким «архитектором ALT Linux» я не являюсь.

И экспертом я был не единственным. По вопросам безопасности был представитель ФСБ, по юридическим вопросам — специалист из Министерства. Не говоря уже про тех специалистов (разработчиков PostgreSQL, сборочных систем и пр.), с которыми я консультировался, чтобы сформулировать свою чёткую и взвешенную позицию.

Ну и про «комментарии в прессе, что мы не сдадимся», «слил… конкуренту», «никаких существенных проблем не нашёл…» — чистая фантазия. Я даже не знаю, правдиво ли утверждение «являющийся гендиректором маленькой компании».

Тут интересен вопрос Сергея Голубева:

Не понял. Вы руководите частной коммерческой компанией и не относите себя к бизнесу? Это как?
Приведу для памяти и мой ответ:
Ну некая стереотипность мышления показывает вам здесь противоречие. Но это же всё формальность.

Давайте посмотрим по-другому на каждое слово:

1. частная — имеются в виду владельцы компании? Ну да, при регистрации формально записаны люди. Но, возможно, компания принадлежит обществу?

2. коммерческая — имеется в виду форма собственности? Ну так это формальность для упрощения. Быть может, мы и не занимаемся коммерцией.

3. компания — если есть юридическое лицо, значит, компания? Но, возможно, я один представляю Etersoft, такая вот компания из одного человека?

Я постараюсь чуть позже показать Вам, что на самом деле [деятельность моя в том, что] "я не руковожу в общественной некоммерческой организации", то есть полная противоположность.

А бизнеса в том поле, которое мы обсуждаем, я не вижу, так что относить себя к нему ну никак не могу.

А как хорошо, что из всех моих предложений только одно сомнительное утверждение было выдернуто для обсуждения.

В принципе, по всем утверждениям можно раскрыть, откуда у них растут ноги. Возьмём к примеру так понравившийся слоган, что С и С++ — это один язык программирования. Неправильно прочитав требование ТЗ и не предоставив клиентские библиотеки для работы с PostgreSQL (вместо них демонстрируя модули PostgreSQL, позволяющие писать хранимые процедуры на различных языках), мне пытались доказать, что C-библиотеки libpq достаточно для всех языков программирования. Вот цитата из моего декабрьского объяснения в Facebook (я её повторял в обсуждении на opennet)

Давайте я объясню. [По требованиям технического задания] Требовалось предоставить библиотеки работы с PostgreSQL на разных языках программирования. Вашей стороной было предложено считать, что libpq является библиотекой [одновременно] для языка С и языка C++.

Вот кусок программы на языке C:

res = PQexec(conn, "BEGIN");

Вот кусок программы на языке C++:

res = PQexec(conn, "BEGIN");

Мне кажется, любой, сравнив эти строки, скажет, что это одинаковые языки.

Далее, смотрим документацию:

libpq is the C application programmer's interface to PostgreSQL... libpq is also the underlying engine for several other PostgreSQL application interfaces, including those written for C++, Perl, Python, Tcl and ECPG.

Ну и для С++ существует специальная библиотека:

libpq++ is the C++ API to Postgres

Но начат был мой портрет другими словами:

Репортаж с приемочных испытаний прототипов НПП заставляет улыбаться. Особенно мне нравится Ыксперт. Бедность приводит к жадности, жадность маскирует все остальные приличные качества.

А вся эта канитель началась с простого обсуждения, почему процесс выполнения и сдачи работ максимально непубличен. Дмитрий тогда писал:

Про публичность: в нашем контракте четко указано про конфиденциальность материалов и положений, так что без формального разрешения Министерства мы не можем публиковать материалы. Но уверен сделаем это сразу после приемки.
Возможно, я не умею читать. Вот тот пункт про конфиденциальность из контракта:
2. VIII. УСЛОВИЯ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

8.1. В ходе исполнения Контракта Стороны при необходимости определяют сведения, признаваемые конфиденциальными, и информацию, в отношении которой следует установить режим коммерческой тайны.

8.2. Любая техническая информация или данные, предоставленные в письменном виде или в ином формате, сохраняются за Стороной, предоставившей эту информацию.

8.3. Стороны обязуются, начиная с момента подписания и в течение 3 (трех) лет после прекращения действия Контракта, не передавать конфиденциальную информацию третьим лицам без письменного согласия другой Стороны, кроме случаев, когда такое разглашение требуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

8.4. Стороны обязуются исключить доступ третьих лиц или представителей Сторон, не уполномоченных работать с конфиденциальной информацией, относящейся к Контракту.

Никаких других запретов, кроме передачи устных заявлений «вы не можете публиковать» и ссылки на некое письмо в публикации CNews, мы так и не увидели.

Дополнение от 06.02.2012:

7.2. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе право на программы для ЭВМ и базы данных, полученные при выполнении НИОКР, принадлежат Российской Федерации, от имени которой выступает Заказчик.
Тут я отправился читать автореферат диссертации Игоря Александровича Тихонова «Осуществление Российской Федерацией прав на результаты интеллектуальной деятельности». В частности, там сказано:
В настоящее время (2008 год) в юридической науке практически отсутствуют комплексные исследования проблемы осуществления Российской Федерацией прав на результаты интеллектуальной деятельности.
Отмечу, что ст. 1229 ГК РФ вроде как до сих пор не предусматривает возможность того, чтобы государство могло владеть исключительными правами. В общем это уже тема для юристов.

Закончу названием одной книги: «И зачем нужно было столько лгать?»

Комментариев нет: